СБОРНИК РАССКАЗОВ.



БЕЗЫСХОДНОСТЬ

Сеньке не везло в любви. Многие друзья и знакомые не раз говорили ему:
- Сенька, тебе уже скоро тридцать два года стукнет. Когда ты женишься? Так хочется погулять на твоей свадьбе!
Поначалу мужчина отвечал им, что ему почему-то никак не везет в любви, что, возможно, придет когда-то и его время. Но его, в конце концов, достали подобные разговоры, в которых был какой-то оттенок издевательства. И он начал отвечать:
- Да какое твое дело? Я ведь не лезу в твою судьбу. Почему ты лезешь в мою жизнь?
- Да ладно, Сенька, - отвечали ему. - Я ведь спросил просто так...
Сенька в такие моменты начинал нервничать. Этого не могли не заметить окружающие. Вероятно, кому-то это нравилось. Ведь мир состоит, как известно, не только из хороших людей.
Сенька рассказывал только близким друзьям, которых у него было совсем не много, о том, что, например, в прошлом году, у него состоялось около двадцати знакомств. Причем, дальше одной-двух встреч дело не доходило. Вероятно, одной из причин было то, что мужчина немного заикался. Особенно, когда переживал.
Естественно, при встречах с девушками он чуть-чуть волновался, что, конечно же, было заметно. Возможно, в моменты своего волнения он делал что-то не так. Но ведь любого человека можно понять. Как он сам не раз говорил друзьям, главное в отношениях между людьми - взаимопонимание. И не стоит акцентировать внимание на ошибках другого. Нужно воспринимать человека таким, каким он является.
- Но не все так относятся к жизни, как я, - говорил Сеня.
- Знаешь, почему тебя "кидали" девушки? - спрашивали его друзья, а затем сами себе отвечали: - Многим твоим знакомым было по двадцать восемь-тридцать лет. И многие из них при этом никогда не были замужем. Понимаешь, Сеня, если девка до сих пор не была замужем, она - бесится и не знает, чего ей нужно от жизни.
- Знаешь, - отвечал тогда мужчина, - я думаю, что ты не совсем прав. Любому нормальному человеку хочется иметь надежную опору, поддержку в своей недолгой земной жизни, семейный очаг, своего ребенка, наконец. Возможно, я им просто не подхожу: у меня нет ни дачи, ни машины. Я не богат. Я простой рабочий, можно сказать. Работаю электриком.
- Да, но посмотри, сколько таких, как ты, имеют свои семьи...
- Знаешь, друг, об этом можно вести дискуссии бесконечно долго. Это очень тонкое дело.
- Да, Сенька, ты прав. Отношения между людьми очень непредсказуемы. И всем угодить невозможно. Для кого-то ты будешь хорошим, а для кого-то - плохим. Как говорится, сколько людей, столько и мнений. Есть еще одна особенность: никогда не знаешь, что будет завтра.
Некоторые знакомые, особенно старшего возраста, говорили мужчине:
- Не спеши, Сенька. Придет еще твое время. Погуляй пока, как следует...
- Да сколько можно гулять? У меня даже и в проекте сейчас никого нет. А хочется, как все нормальные люди, понянчить внуков. А я - старею. И дети еще должны вырасти...
Сенька начал немного замыкаться в себе из-за своей проблемы. Бывали моменты, когда он терял надежду на то, что ему когда-нибудь на любовном фронте улыбнется удача.
- Наверное, мне суждено шагать по жизни одному, - говорил он своим родителям.
- Ты чего? Брось! - отвечала ему мама Валентина, женщина, которая больше всех в семье понимала сына и наиболее доверяла ему. Она всячески старалась поддержать, подбодрить Сеньку.
Сенька обратился в клуб знакомств. У него завязалась переписка с одной девчонкой, которая проживала от него почти за триста километров, в Херсоне.
Девчонка, которую звали Татьяной, сразу, как говорят, зацепилась за Сеньку. Она во втором письме делала намеки, говоря о том, что у нее есть свой дом. Звала Сеньку к себе в гости, как потеплеет (дело было зимой). Практически сразу они обменялись фотографиями, которые в ближайших письмах вернули друг другу.
Через месяц мать Сеньки показала ему объявление одной девчонки в газете, которую они выписывали, "Днепр вечерний". Девчонка хотела бы познакомиться с парнем для серьезных отношений. Звали ее Аленой.
У мужчины и с ней завязалась переписка. Произошла одна встреча, другая... Представлял удобство тот факт, что эта девчонка проживала в одном городе с Сенькой - в Днепропетровске.
Отношения у них были прекрасными. Но и Татьяна нравилась Сеньке. С ней он продолжал переписку. Не раз она звонила ему на мобильный телефон с телефона своей сестры. Неоднократно и он звонил ей на домашний телефон. При этом они всегда мило беседовали.
Мужчина не знал, что ему делать. Ни одну из девчонок он не хотел обижать.

РИЧАРД

Ричард от природы имел слабый характер. И ничего не мог с этим поделать. При этом он не жаловался, а просто делился наболевшим в его маленькой и скромной душе.
- Что ты все время жалуешься? - недоумевал Владимир Николаевич, его отец, - возьми и хоть раз прояви характер.
- Дело в том, что у меня нет характера, - с некоторой досадой произносил тогда Ричард. - Я постоянно поражаюсь сам себе! И при всем этом не могу ничего с собой поделать!
- Что мне тебе объяснять? - отвечал Владимир Николаевич. - Смотри сам и решай сам. Это - твоя жизнь, и тебе решать, что делать, а что - нет.
У Ричарда был друг, который уважал его, находясь наедине с ним. Но за глаза этот друг, его звали Игорем, рисовал Ричарда, попросту говоря, как примитивным творением природы.
Используя слабый характер парня, он добивался того, чтоб самые слабые его стороны использовали и окружающие, например, коллеги по работе, некоторые общие друзья.
Кроме всего, усугубило данное положение дел также и то, что Ричард и Игорь стали работать вместе. Здесь, на работе, некоторые люди начали воспринимать парня, как нелепое создание, каким его всегда старался выставить Игорь, постоянно оказывая на него давление и выпячивая наружу его слабохарактерность.
Ричард был умен, красноречив. Но в моменты душевного напряжения он терялся. Как говорится, он терял свою колею, чем очень умело пользовался его "друг", а впоследствии начали использовать и многие, приближенные к нему.
Как-то произошел такой случай. Было это седьмого марта, накануне Международного Женского дня. Ричард, раньше работавший только в первую смену, заступил на сутки вместо Игоря, так как тот пошел в очередной отпуск. Кроме прочих дежурных на частной фирме дежурил еще один человек, один из лучших друзей Игоря - Ярослав.
Ярослав на правах друга позвал Ричарда посмотреть телевизор в дежурке, где он часто находился. Выбрав удобное время, Ричард пришел.
- Завтра праздник. Давай что-нибудь сообразим! - предложил Ярослав.
- Я не пью на работе, ты же знаешь!
- Да чего ты боишься? Вон Игорь ходит по базе, песни вовсю орет, и ему все пополам. Чего ты такой боязливый?
- Понимаешь, Ярослав, все дело не в боязни. Смотри, я сейчас с тобой выпью, а потом с перегаром пойду куда-нибудь на объект. Да и коллеги пол работе что подумают?
- Ой. Ярослав, не бери в голову! Сегодня - предпраздничный день, все гуляют, все пьяные, а мы что - не люди? Давай возьмем чекушку, выпьем по сто граммов за милых дам, и все.
- По сто граммов - это, конечно, не много. Знаешь, и хочется, и колется, и мамка не велит! Просто пойми меня, неохота ходить с перегаром.
- Да сегодня все пьют! Чего ты такой боязливый?
- Я же тебе объяснял, что я не боюсь, мне просто неохота с перегаром ходить по базе...
- Ой, ладно, возьми, закуси хорошо, и не будет никакого запаха!
- Это ты так думаешь. Запах будет очень хорошо слышен человеку, который не пьет. Да и вообще, мало ли что может случиться, мало ли, куда меня могут вызвать.
У Ричарда была еще одна черта, которую можно было бы назвать негативной: он все время пытался оправдаться, что-то объяснить, что люди из круга друзей Игоря воспринимали, как трусость, боязливость. Впрочем, эти мысли постоянно им навязывал сам Игорь, и они, думая, что якобы все происходит именно таким образом, видели в своем искаженном мирке, что так оно и есть на самом деле.
В конце концов, на частную фирму приехали по звонку Ярослава еще двое - Игорь и Андрей. Надо сказать, что эта троица являлась хорошо спаянной компашкой. Именно они постоянно унижали Ричарда всяческими способами.
Ричарда позвали в эту компанию. Зная, чем всегда заканчиваются подобные мероприятия, он тем не менее пошел выпить сто грамм, взяв с собою горстку ядер грецких орехов, которые на полчаса забивают запах алкоголя.
- Праздник - есть праздник, - думал Ричард. - Сто грамм можно выпить. Кроме того, не всегда же им издеваться надо мной. Возможно, в этот раз все пойдет не так, как раньше. Ведь все мы люди. И нужно воспринимать друг друга такими, какими мы есть...
И вот - встреча. Андрей с довольным лицом поставил на стол бутылку "Союз Виктана" на 0,7 литра. Друзья выпили. После этого начались унижающие, как всегда, шутки в адрес Ричарда.
- Слышь, Ричард, ты сначала отказывался пить, а теперь нам - мало! - говорил Андрей, самый молодой из всей компании. - Бежим еще за одной бутылкой!
- И не за одной, а за литрой! - подливал огня в масло Игорь.
Ричард и сам был не рад, что в очередной раз, как он говорил дома своему отцу, с которым делился всеми своими горестями и победами, окунулся в это дерьмо.
Минут сорок они давили ему на психику, чтоб он сходил за еще одной бутылкой. Ричард отказался. И тогда Андрей сказал свои слова. Конечно, это была шутка, подлая шутка с его стороны, на которую Ричард ответил, как он посчитал нужным. Андрей говорил:
- Ладно, Ричард, раз не хочешь идти - с тебя десять гривен. Думаешь, я даром сюда водку тащил, или как?
- Пятнадцать! - взглянул на Ричарда Игорь, так называемый, его друг. Он был несколько слабоватым на алкоголь человеком, поэтому выпитое сразу ударило ему в голову. В эти моменты Игорь старался быть выше всех. А в данном случае, как и в большинстве иных, наиболее подходил для этой его пожизненной цели Ричард - безобидное существо, слабые стороны которого он умело использовал. И при этом умел навязывать свои мысли своим друзьям, которые, так же, как и он сам, были попросту не более чем человекоподобными. Читатель сам это уже понял.
События рассказа далеко не вымышлены. Все они взяты из жизни людей, с которыми часто приходилось сталкиваться автору этих рассказов.
Ричард не оттого, что испугался, а ради проверки (хотя дело не требовало этого: проверка была уже произведена давным-давно, и причем с негативным результатом), протянул Андрею эти вытребованные пятнадцать гривен, которые тот буквально вырвал из его рук ...
- Я понимаю, что они - прикалываются! - говорил Ричард своему отцу совсем скоро после этого неприятного события, так как молчать долгое время он не мог: уж слишком взяли его за душу произошедшие события. - Ну я и решил приколоться по-своему, возвращая эти злосчастные пятнадцать гривен. Я понимаю, что подчеркнул этим свое несовершенство в их глазах, свою слабохарактерность, но поступить иначе не смог. Такой уж у меня характер. И я ничего не могу с ним поделать...


далее: Г И В И >>

СБОРНИК РАССКАЗОВ.
   Г И В И
   НАТАЛЬЯ
   КРУГОМ ОДНИ НЕВЕЗЕНИЯ